?

Log in

Sep. 19th, 2014

Научись,
Что обвязывать,
Дуть на швы,
Лист прикладывать – бесполезно.
Всё, что было лишним,
С тебя постепенно слезло.
Посиди перед зеркалом,
Ну и где ты увидел язвы?
Подростковая страсть к твоим
Лабиринтам лезвий,
Не дает проглотить самый факт,
Что мир бесконечно разный.

Хватит пальцы считать на руке,
Раз она отсохла.
Новый мир дышит в спину
И открывает сопла.
Пока ты доедаешь сказки,
Мотаешь сопли,
Твоя жизнь сменит ногу,
Что на гравюре цапля.

Каждый раз, когда думаешь:
«Всё, дальше нет припева»,
Знай, что дальше – налево.
Дальше всегда налево.

Tags:

Про салют

Костя, Аня и я ехали в метро в открытом пролете между Автозаводской и Коломенской. В какой-то момент машинист сказал "Посмотрите на салют с левой стороны".
Сначала мы ничего не увидели, просто слышали грохот где-то над головой. А потом небо начало вспыхивать. Салют было видно не только с левой, но и с правой стороны, вообще повсюду.
Мы медленно ехали над Москва-рекой и смотрели на сменяющиеся серпантины и красно-зеленые фонтаны. Было здорово.
Пожалуй, лучший салют, который я в жизни видела.

Mar. 16th, 2013

Представь себе:
Большой аэропорт,
Кондиционированный воздух
В лоточках выдают
Согласно классу.
Дурной рапорт,
Кудрявый телепорт
И очереди:
В уборные и в кассы.

Представь, что он сидит
Один с собой,
Листает недосоленную прессу -
Глухой гобой,
Несмелый перебой,
Всё человеческое:
Бургеры и стрессы.

Сидит и дышит -
Тот, один из всех
И, чтобы прикоснуться
Снова к миру, -
Закрытый цех
Не закругленный стих, -
В перчатку прячет
Розовую лиру
(Зачеркнуто,
исправлено - ладонь).

Везде опасности.
Бахилы, города,
Как порционный чай
И длинный сахар,
Как родинка,
Открытая всегда,
Как чувство локтя,
Невезения, страха.

Немножко мимо,
Не совсем кругом -
Фальшивый Джек,
Не смытый Тайлер Дердан -
Сидит и думает,
Что тот сидит - другой.
В обратном смысле,
На мембране стёртой.

Проложенный маршрут,
Один билет,
Растопленный, несхожий
Перевертыш,
Случайный доппельгангер -

Мы с тобой
Не сможем отличить
Другого от того,
Который первый.
Кто хочет пить?
Кто силится терпеть?
Кто белый? Кто никак
Не станет белым?

Представь, что скоро вылет,
Вдох, жилет,
Ремень, помада,
Пластиковый завтрак.
Представь, что он
Надеется на нас
И нам вручил
Свое ручное завтра.

Нам не достаточно,
Представь, его любить
И просто знать
Тональность его пяток.

Ты просто помни,
Чтоб узнать, кем быть,
Возьми того,
Кто будет без перчаток.

Не обращайте внимания, пишу просто чтобы писать, как после перелома расхаживают ногу

Tags:

Плацента между стихами

Хоть клок, хоть рубашку,
Хоть выдох, хоть пару строчек:
Стрекочет машинка
Лапки и книжный почерк -
Волосяная и рисовая
Один-два пробела,
Прочерк.
Если б ты знала,
Как кто-то наружу хочет.
Если б ты знала,
Как сделать последний
Чирк.

Если делиться,
То всем,
Что найду в карманах.
Все эти женщины
Парки, врачи,
Шаманы,
Гештальт-терапия
Астрологи.
Аюрведический перезвон.
А за соседним столиком ОН-
То есть я с блокнотиком.
Еще хуже.

Лапки, стежки, шестеренки,
Все туже, туже,
Слог твой простужен,
А ночью глагол разбужен -
Губки кривит,
Озирается в темноте.
Мякиш во рту
И "ша",
Чтоб не очень плакал.
Все, что в карманах:
Помады, кусачки, лаки.
Дайте мне простоту,
Я сошью ей платье.
Выдохни это:
Скорлупка, дупло пустое.

Только не плакать.
Только не надо плакать.

Март две тысячи тринадцатого.
Число шестое.

Tags:

Mar. 10th, 2013

Нас много таких —

Зависимых от пустот,

Чил-аутов,

Бекаров,

От выдохов,

Плотных штор.



От кнопок “стоп”

И “пауза”.



Радость поездки в лифте,

Восторг переноса встречи.



Привычно немеют губы,

Бледнеет речь,

Раннее утро

Вдевается ниткой в ночь.

Что-то под горлом

Вращается будто плач.

Что надо транжирить,

А мы повелись беречь.



Как будто зима

И город прошит огнем

Аляпистым кружевом света,

Тугим ремнем,

Как будто таким, как мы,

Надо прятать в нем

Осколки, страшилки,

Краски, синдром, объем.



И щурясь от света,

Мы входим в земной

Карман.



Оттуда хотя бы

Не виден глобальный план.



Сморгнуть огоньки,

Заправить кровать-диван,

И слушать

Как к горлу снова

Плывут слова

И бьются о стенки горла

И разбива-

Tags:

To whom it may concern

Небесный фонарик лежит на боку
на полке.
Ветер считает мне волосы, пальцы, резцы,
иголки.
Морозный воздух пахнет вокзалом,
дорожной пылью.
Намотай этот текст на ладонь, сделай ржавчиной, грязью,
былью.

Из всех опций осталась: застыть между ребер
смирно.
Не пытаться держать, не делить свой уставший мир
на
Желтый отблеск экрана – остывший фонарный
чай
И твой лоб на подушке. И снова решить
стучать.

Моя жизнь состоит из подарков, которые
отбирают –
Кончается снег, начинается город, мюзиклы
умирают.

Этот текст будет понят неверно. Читай его про
себя.
Знай, что вся эта дурь, от того, что
люблю тебя.
Знай, что вся эта дурь, потому что люблю
тебя.

Tags:

Nov. 25th, 2012

Когда приходят гости в темноте,
Глубоким вечером,
Фонарным, желтым светом.
Пологий склон,
Отвесный ультиматум,
На кончике порога - чистотел.

Когда остынет дождь,
И, не успев
Упасть,
Возьмет твои предплечья,
Когда подшерстком чуешь
Пьяный, млечный
Чужой порог -
Зев дома, досок пасть.

Когда я разбужу в тебе мотор -
Случайный генератор звуков, чисел,
И чистый лист,
И кислый клавесин,
Затылок твой погодонезависим,
Как кнопка.
Нажимаю на повтор.

Когда приходят гости в темноте,
Их, как меня,
На музыку кладут -
Лопатки в нотный стан,
Скрипичный ключ
Царапает ладонь,
Как новый берег
Для моряка царапал
Горизонт.
Вот пауза.
Вот зонт.
Занозы. Двери.
Фонарный свет,
Ночной диапазон.

А мне не стоит верить -
Не резон.
Кто врет мелодию,
Тому не стоит верить.

Tags:

Страшно начинается этот текст,
Как распахивается в темноте окно,
Как рука замирает над огоньком свечи,
Как любимых просят «пожалуйста, не молчи».

Нас слишком любили мамы.
И от этого все врачи,
Депрессии, курсы, дипломы,
Счетчики, проф. пригодность…
Ожидание – такая же первородность.
Если не все причины,
То главная из причин.

В голове у мамы
Ты поэт, если что-нибудь написал.
Ты безумец, когда устал.

Они верят, а нам
Носить всю жизнь,
Прогибаться под тяжестью,
Сваливать на других.

Потерпи, любимый.
Этот дурацкий стих,
Как и все стихи.
Он пишется про тебя,
А напишется про меня.

По-моему, все слезы -
Сброшенная броня,
Глухие в кулак,
Всхлипы в ночном метро,
Голливудские фильмы,
С операми в саундтреке,
Письма Ремарка,
Жены Мандельштама,
Картины Эль Греко –
Это все чтобы просто
Выжать свое нутро.

Я умею плакать
Только о себе,
Ты - совсем не умеешь.
Хоть это совсем не хитро.

Наша кухня –
Пустынный Хитроу.

Погрузочная площадка
Огромных шаттлов.

И ветер срывает шапки,
И небо шатко.

И мы огибаем друг друга
На общей взлетной площадке.

«Доброе утро», «Все хорошо?»,
«Будешь чаю?», «Пока», «Привет».

Когда я иду на цыпочках,
Когда выключаю свет,
Представляю, как чайник вспенился
Много лет
До этого.
Ты обнял меня со спины.
И со временем перестал рассказывать
Как клеил девиц,
Какие ты видел сны.

«Вместе будем до седины»
Допускает сто тысяч
Неверных интерпретаций.

Наши рейсы почти
Перестали пересекаться.

«До утра», «До скорого»,
«До свидания», «До весны».

Такие, как я,
Плачут только над фильмами
И стихами,
Смотрят глупые теле-шоу,
Забивают голову пустяками,

Чтобы не знать,
Кого отпустили сами,
Кого обожгли,
Обдули,
Не сберегли.

Колеса скрипят,
Отрываются от земли.

Думать про это глупо.
Как поиск смысла и суицид.

Вопрос о смысле давно закрыт
Моей мамой.
Суицид не случился
Однажды, открыв окно.

Обдувает холодным ветром
Кухонное сукно.
Парусина, обшивка, фильтры,
В герметичных лотках – обед.

Знай, что с каждым дурацким фильмом,
Чаще плачется
О тебе.

Tags:

Oct. 28th, 2012

Если начать не пафосно,
То уже вроде бы не начать.

Распадается мир на крюки, крепежи,
Официальное положение и печать.
Даже не пиксели
(казалось бы - куда еще
Измельчать?),
А самостоятельные фрагменты:
Щеки, горло, копыта,
Филейная часть.

Распадаемся на
Работу, дом, хобби,
прошлое и сейчас.

Рассыпается день:
Вот рассветный,
Вот тихий час.

Это всё удержать в кулаке
И не закричать,
Не пытаться собрать,
Архивировать и сличать.

Распадается текст
На трезвучия и слова.
Твоя речь высыхает;
Скобы, пластик, паркет, трава.
Чем вкуснее плачь,
Тем банальнее музычка,
Сказочка не нова.

Распадается твоя
Ненаглядная голова
На бумажный профиль,
Ленточку, два виска,
На щеке из родинки
Два черненьких волоска.

Если время - песок,
Я рассыпал его в рукав,
Между складок,
За шиворот, -
Мама, прополоскай!

Я хотел бы построить замок,
Но снова выходит
Скат.

Tags: